You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.
Балетная труппа Большого театра открывает 245-й сезон

Большой театр подготовил, но не успел показать публике одноактные балеты в постановке Вячеслава Самодурова, Антона Пимонова и премьера театра Артемия Белякова. Своеобразной рифмой тому проекту станут работы молодых зарубежных хореографов  –  «Деветый вал» Брайана Ариеса, «Всего лишь» ( Just) Симоне Валастро, Fading (Угасание) Димо Милева и «Тишина» Мартина Шекса.

Идея такого проекта возникла у руководителя балета Большого театра Махара Вазиева во время изоляции в конце апреля 2020 года. Как сказал Вазиев в интервью ТАСС, объясняя своё решение: «ситуация была очень сложная, все так скучали по работе, что мне захотелось молниеносно увлечь артистов, придать им силу, энергию, надежду. У меня было огромное желание зажечь людей творчеством, новыми работами».

Просмотрев большое количество видеозаписей, посоветовавшись с коллегами, Вазиев остановил свой выбор на четырёх молодых хореографах из разных стран: Симоне Валастро (Италия), выпускник академии Ла Скала, Брайан Ариес (Пуэрто-Рико), художественно сформировавшийся в Школе исполнительских искусств La Guardia в Нью-Йорке, болгарин Димо Милев (Болгария), выпускник балетной школы в Софии и Мартин Шекс (Франция), выпускник школы Парижской национальной оперы. Задачей Вазиева было отобрать хореографов с разными стилистическими почерками.

В предстоящей премьере заняты ведущие артисты труппы – Светлана Захарова, Екатерина Крысанова, Анна Никулина, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Маргарита Шрайнер,

Артемий Беляков, Владислав Лантратов, Семён Чудин, Якопо Тисси, Денис Савин,  Игорь Цвирко.

Изначально обговаривался определённый формат работы,   не подразумевающий участие большого кордебалета и изготовления масштабных декораций.  В результате три работы из четырёх представляют собой композиции примерно на пятнадцать минут.

Исключением станет одноактный часовой балет в постановке Брайана Ариеса «Девятый вал», рассчитанный на сорк исполнителей.

 «Я никогда не был в России и мало что знал об этой стране, когда Махар Вазиев сделал мне это предложение, я решил, что мне надо как можно глубже погрузиться в русскую историю и культуру. Я стал читать, смотреть, знакомиться с художественным наследием и увидел работы Айвазовского, которые меня поразили. Сама его жизнь тоже впечатлила меня. Океан, водная стихия, которую он писал и которой он был верен, показалась мне созвучной нашим неожиданным взаимоотношениям с природой сегодня. Меня привлекло и то, что Айвазовский фактически изолировался от мира в Феодосии и оставался романтиком, был верен себе, даже когда большинство русских художников начали увлекаться реализмом. Мне также хотелось, чтобы звучала музыка русских композиторов. Мой выбор пал на Михаила Глинку и Николая Римского-Корсакова», - говорит хореограф.

Для Димо Милева, постановщика балета «Fading» (Угасание) отправной точкой стала трагическая судьба композитора Энрике Гранадоса. «Он все жизнь боялся утонуть. Но ему пришлось плыть в Америку, где в Нью-Йорке ставилась его опера, хотя он был уверен, что погибнет. На обратном пути из Америки пароход, на котором он плыл, разгромили немцы, его жена оказалась в воде. Он бросился за ней в волны, и они утонули вместе. Мне показалось, что это чувство тревоги, надвигающейся опасности, неизвестности созвучно тому, что мы испытываем сегодня. В моем сочинении нет сюжета. Это только чувства, эмоции, атмосфера».

Для Симоне Валастро главный импульс возник из музыки Дэвида Ланга. «Этого композитора я давно люблю и хотел поставить балет на его музыку. Когда Махар Вазиев спросил, нет ли у меня в голове какого-то небольшого произведения на пятнадцать минут, я сразу вспомнил Ланга и его сочинение «Just» - « Всего лишь». Он сам вдохновлялся «Песней песен» - это единственный текст в Библии, так откровенно, почти эротически говорящей о любви мужчины и женщины. А сегодня тема любви кажется мне самой главной. За эти месяцы изоляции мы многое стали ценить иначе. В музыке есть слова, навеянные библейским текстом, и мне очень важно показать энергетическую и смысловую связь слов и движений».

Музыкальной основой балета «Тишина» Мартина Шекса стала вторая часть концерта Tabulа Rasa Арво Пярта -                   « Silentium», что и дало название новому балету.

Мартин Шекс говорит, что был поражён, найдя позже удивительные стихи Фёдора Тютчева с аналогичным названием, точно отражающие и собственные ощущения хореографа. Балет как бы строится по канве этого поэтического произведения. «Всё очень просто. В эпоху кризиса, как и всегда, искусство – это катализатор, через него мы переживаем катарсис. Мне хотелось рассказать о ситуации, когда мы оказываемся в неизвестном, незнакомом пространстве, когда уходит наша уверенность в себе и мы должны двигаться вперёд, до конца не понимая, что нас ждёт впереди. Я счастлив работать со Светланой Захаровой – она сама придаёт и глубину, и метафизику моей героине, которая проходит в нашем спектакли свой путь инициации», - говорит Мартин Шекс.

Все хореографы были свободны в выборе тем и музыкального сопровождения. Балет «Всего лишь» на музыку Дэвида Лэнга будет идти под фонограмму, «Fading» (Угасание) на музыку Энрике Гранадоса под рояль, а «Тишина» на музыку Арво Пярта и «Девятый вал», в котором использована музыка Глинки и Римского-Корсакова, будут исполняться в сопровождении оркестра Большого театра под управлением маэстро Павла Клиничева. 

Большой театр выражает признательность спонсорам и попечителям театра, поддержавшим финансово этот проект.

Спектакль 13 сентября 2020 будет показа в рамках программы

«Большой-Молодым».